Мировой кризис капитализма меняет ситуации на европейском рынке труда

Трудовым мигрантам скоро придется возвращаться домой

Капиталистический процесс сам по себе носит хаотический характер и происходит вне воли человека. Все что позволяет увеличить прибыль уже сегодня, внедряется без осмысления последствий таких действий. В конечном счете, жертвами этого хаоса становятся рабочие. Политэкономия четко выяснила и доказала, что, в конечном счете, единственным источником прибыли является рабочая сила (переменный капитал). Ведь прибыль это не что другое, как превращенная форма прибавочной стоимости. А ее «производит» исключительно пролетариат и именно это отличает его от других классов.

Последствия погони капиталистов за прибылью, без оценки ее последствий, испытали на себе и трудящиеся бывшего СССР и Восточной Европы после их ускоренной капитализации, которая привела  развалу целых отраслей в этих государствах. Результатом этого стал резкий рост безработицы и трудовая эмиграции в развитые капиталистические страны. Возможность трудоустроится за рубежом на время смягчила социальные проблемы. Но, как можно было и предвидеть, только на время. Разразившийся очередной мировой кризис капитализма снова начинает вносить серьезные коррективы на европейском рынке труда.

Согласно экспертной оценки,  Австрия решила еще одну характерную для современного рынка труда проблему, которую президент Макрон собирается искоренить не только во Франции, но и во всей Европе. В 2016 г. австрийское правительство утвердило Закон о противодействии зарплатному и социальному демпингу. Он вступил в силу в 2017-м и по нему уже оштрафовано компаний на 5 млн евро и депортировано 1500 иностранных рабочих.

Закон теоретически встает на защиту одной из ключевых свобод ЕС — свободу европейца работать в любой стране ЕС на равных правах с местными гражданами. Так, любой поляк, к примеру, может работать на французской стройке, получая при этом зарплату француза. Но на практике этого не происходит: поляк работает на французской стройке, но не как равноправный трудяга, а как командировочный рабочий, нанятый польской фирмой для работы по краткосрочному контракту во Франции. По такому контракту он получает минимальную французскую зарплату, а это 1400 евро, что много для поляка, мало для француза и выгодно для нанимателя.

Схема командировочных в последние годы набрала большой размах, и в нее вовлечены более 20 млн человек, в основном выходцев из стран Центральной Европы и Балкан. По подсчетам Эммануэля Макрона, во Франции работают 300 тыс. командировочных рабочих. Как показывает австрийская практика, таких рабочих и нанявшие их компании можно вычислять и штрафовать, отбивая у других охоту нанимать дешевых иностранцев. Их место должны занять местные рабочие. Такой вот метод кнута в борьбе с безработицей.

Против инициативы Макрона навести порядок в вопросе командировочных рабочих выступили лидеры балтийских и центральноевропейских стран. “Мы не согласны с представленными новыми правилами, которые приведут к уничтожению польских транспортных компаний на европейском рынке”, — отреагировала премьер-министр Польши Беата Шидло на французскую Директиву о командировочных рабочих, вошедшую в пакет представленных Макроном законов о реформировании рынка труда. Заявление польского премьера поддержали ее коллеги из трех балтийских государств, где зарегистрированы большинство европейских транспортных компаний, занимающихся дальними автоперевозками. Особенность этих компаний — водители зарегистрированы по схеме командировочных рабочих, что снижает издержки перевозчикам, а дальнобойщикам из “небогатых” стран ЕС обеспечивает высокую, по их меркам, зарплату. Для Балтии и Польши транспортные компании — прибыльная часть экономики, а Испания, к примеру, потеряла рынок перевозок, на котором теперь доминируют компании с Востока.

Если за Францией последуют другие страны Евросоюза, где актуальна проблема зарплатного и социального демпинга (Испания, Италия, скандинавские страны), то в Восточную Европу с “западных заработков” вернутся сотни тысяч трудоспособных граждан.

Для рынка рабочей силы стран Центральной Европы, переживающей острый дефицит рабочих рук, такой массовый исход будет иметь позитивное влияние, но в среднесрочной перспективе. В краткосрочной — хаос и политическую нестабильность, чего и боятся политики, призывая Макрона повременить с той частью реформ, где речь идет о командировочных рабочих.

В Польше по командировочной схеме на Западе работает 500 тыс. человек. И они вынуждены будут вернуться домой. К ним присоединятся еще сотни тысяч, “изгнанных” из Великобритании после Brexit.

“Правительство Терезы Мэй серьезно усложнит жизнь иностранным рабочим после выхода Британии из ЕС”, — считает газета The Guardian, опубликовавшая выдержки из проекта о будущих особенностях местного рынка труда. В частности, низкооплачиваемый иностранный рабочий может трудиться в Великобритании не больше двух лет, а высокооплачиваемый — не больше пяти. Приехать в Британию на работу можно будет только по загранпаспорту и только при наличии контракта. На этом ограничения не заканчиваются, но цель их ясна — заменить иностранного рабочего британским.

В 2016 г. 3 млн поляков стали самым многочисленным национальным меньшинством в Великобритании, обогнав индусов. Сколько из них вернется домой после Brexit, предсказать затруднительно. Но, судя по историям, которые доводилось слышать в последние несколько недель, то один, то другой украинец возвращается из Польши, так как не может найти работу, хотя еще пару месяцев назад проблем с поиском работы не было, — исход поляков из Британии уже начался. За ним последует исход украинцев из Польши и других стран. Несколько миллионов украинцев спасали государства Центральной Европы от кризиса на рынке труда, заполняя вакансии уехавших на Запад местных. Но очень скоро услуги наших заробитчан не понадобятся. Им придется возвращаться.


Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Популярное

Top