Почему интернационализм – пролетарский, а национализм – буржуазный?

Нация (от лат. natio – племя, народ) – историческая общность людей, складывающаяся в ходе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей. Территория, язык, другие особенности, например, вероисповедание, являются необходимыми, но недостаточными условиями возникновения нации. Без общности экономических связей нация принципиально образоваться и существовать не может. Но экономические отношения в обществе начали играть более или менее значимую роль только при феодализме, развивались при абсолютизме и стали основными только при капитализме. Вообще говоря, экономические, товарные, капиталистические отношения – это все одно и то же. Поэтому об образовании наций можно говорить только после становления капитализма. Капитализм «производит» нации.

Одним из первых национальных государств была Франция времен Наполеона. Германия как немецкое национальное государство возникла только в результате развития капиталистического производства во второй половине XIX века. Поэтому всякие выдумки о тысячелетних национальных государствах, о цивилизациях и «мирах» и тем более менталитетах – тупые буржуазные мифы, не более. При феодализме, а тем более при рабовладельческой и более ранних формациях основными отношениями в обществе были не экономические (хотя в узкой сфере они присутствуют), а организационные. В Египте государство было нужно для постройки и содержания оросительной системы, в Древней Греции и Риме – для организации военных походов в целях поставки рабов. В феодальные государства сплошь и рядом входили различные этносы и особого дискомфорта по этому поводу не испытывали. Только становление капитализма привело к тому, что из бургундов, гасконцев, провансальцев образовались французы. А еще более разнообразный конгломерат этносов капитализмом был сплочен в единую американскую нацию.

При образовании буржуазных наций значимую роль играет язык. Но причина этого кроется не в истории. Капитализм основан на крупном промышленном производстве, и поэтому возникает острая необходимость в едином языке общения в больших трудовых коллективах, для создания общепонятной технологической документации и т.п.

Национальные проблемы возникают только при капитализме. И важным элементом надстройки (производственные отношения при соответствующих производительных силах – базис, а политическое устройство, язык, религия, наука, идеология выступают как надстройка, которую определяет базис) становится национализм – буржуазная и мелкобуржуазная идеология и политика.

Национализм трактует нацию как высшую внеисторическую и надклассовую форму общественного единства, как гармоническое целое с тождественными основными интересами всех составляющих её социальных слоев. При этом за общенациональные интересы выдаются устремления класса или социальной группы, выступающих в данных конкретно-исторических условиях носителем и проводником националистической идеологии и политики буржуазии, мелкой буржуазии. Для национализма характерны идеи национального превосходства и национальной исключительности, получающие большее или меньшее развитие в зависимости от исторической обстановки, от взаимоотношений данной нации с другими.

Буржуазии необходим национализм как политический инструмент в борьбе за рынки, для того чтобы защититься от конкуренции с буржуазией других государств. Как не существует «добровольного» объединения капиталов – централизация и концентрация капиталов происходит только путем поглощений более мелких более крупными, так и объединение капиталистических государств происходит исключительно таким же методом. В этой борьбе националистические теории создают «духовный» туман вокруг чисто «коммерческих» интересов.

Буржуазия использует национализм не только во внешней политике, но и во внутренней – с целью добиться «классового мира» внутри нации, отвлечь пролетариат от его классовых задач, посеять между трудящимися разных наций национальную рознь, подорвать интернациональное единство революционного движения. Условия буржуазного общества ведут к распространению националистических взглядов среди отсталых слоев трудящихся. Национализм прививается им всем аппаратом буржуазного государства, его политикой и пропагандой.

Сегодня национализм после некоторой «спячки» снова становится активным элементом во внешней и внутренней политике практически всех государств без исключения. Временная «спячка» объясняется тем, что межкризисный период мирового капиталистического развития был достаточно долгим, чтобы процесс концентрации и централизации капитала привел к созданию единой мировой долларовой финансово-технологической системы. Пока эта система обладала ресурсами, которых хватало большинству участников, национализм был не востребован. Но очередной мировой системный кризис капитализма, который начался в 2008 году, привел к тому, что ресурсов на поддержание единой системы стало критически не хватать. И глобальный империализм (глобализм) начал разваливаться и постепенно превращаться в классический империализм, когда существуют и борются между собой несколько финансово-технологических центров. На роль таких центров и соответствующую зону контроля претендуют капиталисты США (хотя часть американских капиталистов пытаются сохранить мировую долларовую систему), Китая, Великобритании,

Германии, России и др. В этой борьбе буржуазия активно использует национализм в различной упаковке.
Кризис сократил возможности буржуазии для подкупа широких масс. На «дорогую роскошь» (по определению У. Черчилля) – демократию средств также стало не хватать. В этих условиях буржуазия всегда сбрасывает с себя «демократический» фрак и остается в своем природном наряде – фашистской униформе. Ведь фашизм (социал-национализм и т.п. наименования) – это не что иное, как террористическая диктатура крупного капитала, когда у него средств на демократию не хватает.

Интересы пролетариата коренным образом отличаются от буржуазных. Капиталиста не интересует характер самого производства, его интересует исключительно получение максимальной прибыли. Поэтому при капитализме «индивидуальное» проявляется явно и сразу, а «общественное» только как результат непонятных рыночных процессов. Но производство – это результат совместных, иногда многотысячных коллективов, т.е. имеет общественный характер. Причем эти трудовые коллективы, составляющие большинство общества, заинтересованы в осуществлении самого производства как источника средств существования. Поэтому пролетариат заинтересован в повышении эффективности производства (прибыль капиталиста только косвенно от этого зависит).

Эффективность производства определяется производительностью труда. Повышение производительности труда требует углубления разделения труда, а для этого необходимо включение в производственную систему все большего количества людей. Достигнутый на сегодня человечеством уровень жизненного стандарта может поддерживаться только системой, в которой трудятся не менее 500 млн людей. Такую систему образовать самостоятельно может только Китай и Индия (могут, но до образования и им далеко). Капитализм показал, что как будто он способен на образование подобной системы. Но проблема в том, что поддерживать он ее достаточно долго принципиально не может. В силу индивидуального способа присвоения прибыли кризис необходимо разрушает такую систему.

Поэтому пролетариат, в отличие от буржуазных националистов, заинтересован в интернационализме (от лат. inter – между и natio – народ) – международной солидарности рабочих, трудящихся различных наций и рас. Выражая общность положения и интересов рабочего класса различных стран, интернационализм гарантирует правильное решение его национальных и интернациональных задач, обеспечивает единство классового содержания и национальной формы общественного развития, является главной предпосылкой реализации национальных интересов.


Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Популярное

Top