Революция. Как это было 110 лет назад.

В ушедшую советскую эпоху было принято подчеркивать, что Днепропетровск (Екатеринослав) имеет большие «революционные, боевые и трудовые традиции». Давайте вспомним, как «делалась» революция в нашем городе 110 лет назад, в 1905 году, и попытаемся сделать некоторые выводы.

Екатеринослав с конца 1880-х гг. переживал, как и весь Юг Российской Империи, небывалый подъем, выразившийся в развитии транспортной инфраструктуры и активном строительстве промышленных предприятий черной металлургии и машиностроения. Параллельно с этим формировалась новая социальная структура, численно увеличивался пролетариат. Западный промышленный район города обрастал рабочими поселками — Кайдаки, Чечелевка, Фабрика. Жизнь в них кардинально отличалась от респектабельных нагорной и прибрежной частей Екатеринослава. Вместо особняков — небольшие хаты, отсутствие не то что телефона, а элементарных санитарных условий. Сама местная власть плохо контролировала положение дел в рабочих окраинах. Именно отсюда «разгоралось пламя» революционной борьбы. Первые кружки, так или иначе ставившие своей целью изменение общественного устройства революционным путем, появились в нашем городе еще в 1870 — 1890-х гг. В 1897 г. возник екатеринославский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» — первая революционная подпольная организация, преобразованная потом в комитет Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП).

Первый опыт революционной борьбы пролетариат Екатеринослава («могильщик капитализма») получил в 1905 гг., во время первой русской революции.

Революция 1905 г. началась печально знаменитым «Кровавым воскресеньем» — мирным шествием рабочих Петербурга к Зимнему дворцу — резиденции царя Николая ІІ, с прошением о своих нуждах. Исход этой инициативы хорошо известен — демонстрация была расстреляна властями с многочисленными жертвами. Социальная поляризация в Империи достигла своего предела. Наиболее радикальной политической силой являлись социал-демократы (уже успевшие разделиться на большевиков и меньшевиков). Большевики в этих условиях настаивали исключительно на революционных методах борьбы, настаивая на невозможности диалога с самодержавным режимом. Тот же, в свою очередь, делал шаги, только подтверждавшие верность тезиса большевиков.

Рабочие Екатеринослава, трудившиеся на Брянском заводе (завод им. Петровского), заводах Шодуар «А» (имени Ленина), «В» (имени Коминтерна), «С» (ДЗМО) и других гигантах индустрии и предприятиях поменьше, жили в очень сложных условиях. Низкая заработная плата, притеснения со стороны администрации, непомерные штрафы, обилие питейных заведений — эти и другие факторы делали состояние этой социальной группы наиболее взрывоопасным. Эпицентром революционных событий 1905 г. в Екатеринославе стала Чечелевка — район нынешнего проспекта Калинина и прилегающих улиц.

Мемориальная доска в честь демонстрации в поддержку броненосца "Потемкин". Установлена на стене хлебозавода №1 на углу ул. Пастера и пр. К. Маркса.

В каждом городе есть такие районы, которые являются своеобразным символом, синонимом революционных событий. Красная Пресня в Москве. Петроградская сторона в Ленинграде. В Екатеринославе таким районом стала пролетарская Чечелевка.

Народная молва ведет название этого рабочего поселка от имени отставного солдата Чечеля, первым поселившегося здесь где-то в 1860-х годах. В пору строительства Брянского завода (1887 г.) к нему от Военной улицы (проспект Пушкина) потянулись параллельные улицы — линии: Первая Чечелевка, Вторая, Третья — всего до 1917 г. образовалось девять Чечелевок. Здесь во время «майского» бунта 1898 г. рабочие сожгли потребительскую лавку на углу Орловской улицы; здесь собирались в колонны в 1901, 1902 гг.; здесь прошли с красным знаменем в 1903 г. — во время августовской стачки. Здесь в 1905-м строили баррикады.

1905 год, начавшийся 9 января — «кровавым воскресеньем», и закончившийся декабрьским вооруженным восстанием, навсегда вошел в историю как год первой русской революции.

С первых дней революции рабочие Екатеринослава под руководством большевиков включились в движение за свои права. Уже 12 января 1905 г. екатеринославский комитет РСДРП выпустил листовку с призывом оказать поддержку питерскому пролетариату. В ней говорилось: «…поднимется великая волна всероссийского восстания рабочих».

Баррикада на углу Екатерининского проспекта и Кудашевской (Баррикадная) улицы 11 октября 1905г.

Уже 22 января 1905 г. исполняющий обязанности министра внутренних дел доносил Николаю ІІ о забастовочном движении на Юге: «…В Екатеринославе, 19 января, к забастовке примкнул крупнейший из местных — Брянский завод. Общее число забастовавших рабочих достигает 7000 человек. Ожидается забастовка остальных заводов; настроение стачечников тревожное, но порядок пока не нарушался».

Вскоре настроение екатеринославских рабочих изменилось. На ІІІ съезде РСДРП, проходившем в Лондоне с 12(25) апреля по 27 апреля (10) мая 1905 г. делегат от Екатеринослава М.С. Лещинский говорил: «Нa юге о вооруженном восстании говорят все — и руководители, и массовики».

Руководитель Екатеринославского комитета РСДРП П.Н. Лепешинский в письме к Н.К. Крупской — жене Владимира Ленина — сообщал: «дело начало налаживаться, настроение у нас поднялось… Хорошо настроен Брянский завод… А за брянцами пойдет и весь рабочий Екатеринослав».

И рабочий Екатеринослав поднялся во весь рост. Грандиозного масштаба достигли весенние и летние стачки. 19 июня на Чечелевке на пустыре возле бойни комитетом РСДРП было созвано собрание, на котором было решено начать забастовку в поддержку восставшего броненосца «Потемкин». Забастовка продолжалась с 20 по 28 июня (3-11 июля). В ней приняли участие более 10 тысяч человек — железнодорожники, трамвайщики, рабочие пекарен. Начались перебои с продовольствием. Фунт черного хлеба стоил 6 коп. — большую по тем временам сумму. 20 июня на пересечении Екатерининского проспекта и Провиантской (ныне Пастера) улицы состоялась многолюдная демонстрация рабочих в поддержку восставших матросов броненосца «Потемкин».

Подводя итоги июньской политической стачки, комитет отвечал в листовке, что «она удалась вполне» и призывал готовиться к вооруженному восстанию, выделить часть своего заработка на изготовление бомб, приобретение оружия. Еще в мае 1905 г. Центральный Комитет РСДРП разработал «Схему организации боевых дружин». Низовым звеном был «пяток», десять «пятков» составляли отряд, дружину. «Схема» предусматривала организации мастерских по изготовлению бомб, обучение дружинников военными инструкторами, создание складов оружия и т.п.

В середине 1905 г. в Екатеринославе была создана подпольная лаборатория по изготовлению бомб, которой руководил питерский рабочий И.В. Михайлов «Ваня-англичанин». Вооруженные отряды создавались по производственному принципу — на заводах. Дружинники не раз вступали в схватки с черносотенцами, сражались на баррикадах в октябре 1905 г. В момент декабрьского вооруженного восстания был создан штаб боевых дружин, он располагался на Первой Чечелевке в доме № 69. Среди руководителей боевых дружин был и Г.И. Петровский — видный большевик, в честь которого город в 1926 г. назван Днепропетровском.

Мемориальная доска в память жертв расстрела мирной демонстрации 11 октября 1905г. на углу пр. Пушкина и ул. Философской.

Владимир Ленин оценил боевой опыт екатеринославцев. В статье «Черные сотни и организация восстания» он, в частности, писал: «Примеру екатеринославских и борисоглебских товарищей должны последовать и последуют в более широких размерах товарищи социал-демократы по всей России… Революция не признает нейтральных».

Осенью 1905 г. революционное движение в стране приняло небывалый размах. Более 120 городов, сотни фабричных поселков присоединились к всеобщей политической стачке. Полтора миллиона рабочих выступили против самодержавия.

Утром 10 октября забастовали рабочие и служащие Екатерининской железной дороги. К вечеру бастовали уже все предприятия, был остановлен городской транспорт, закрылись магазины, не вышли газеты, телеграфная связь была прервана.

11 октября 1905 года революционный накал достиг апогея и вылился на екатеринославские улицы. Газета «Новая жизнь» от 8 ноября сообщала: «11 октября — отныне исторический для Екатеринослава день — около 10 часов утра забастовали ученики всех учебных заведений, собрались на улице и искали помещения для сходки, но их никуда не пустили. На проспекте, на углу Кудашевской [Баррикадной] улицы, при проезде губернатора на них налетели казаки и конные городовые и произвели нагаечную расправу, некоторых измяли, после чего им открыли двор находящегося в том же квартале реального училища, где они стали говорить политические речи. К месту расправы в несколько минут собралась огромная толпа народа (до 30 тысяч), запрудившая проспект от Иорданской [Коцюбинского, имеется в виду угол Харьковской] до Волосской [Гоголя] улицы. Рабочих здесь не было, так как они были отрезаны от города войсками. Появилась рота солдат и казаки. Ученики выскочили из ворот училища и спешно воздвигали баррикады близ Кудашевской улицы. Перед баррикадой построился отряд солдат, но под градом камней отступил и построился в боевую линию несколько дальше. С другой стороны баррикады стали наступать казаки.

Публика, состоявшая в большинстве из родителей, родственников и педагогов, замерла в тревоге. Вдруг раздались один за другим шесть залпов: три — со стороны казаков и три — со стороны солдат. В страшной панике с истерическими криками публика рассеялась по дворам и боковым улицам, а когда опомнилась, ее глазам представилась ужасная картина: лежали трупы молодежи, много раненых и обморочных. Сейчас же явились врачи для перевязок, и иные герои находили мужество утешать их в эту невероятно скорбную минуту. В течение нескольких дней к этому, ставшему священным месту, где долгое время сохранялась лужица крови, наблюдалось паломничество жителей города».

Скульптура И. Шадра "Булыжник - орудие пролетариата". 1927г.

Было убито 10 и ранено 8 учащихся Екатеринослава. Раненых и убитых уносили вглубь Кудашевской улицы, во двор дома № 5. Здесь же оказывали первую медицинскую помощь (об этом сейчас напоминает мемориальная доска).

Улица Кудашевская в 1923 г. в память о событиях 1905 г. переименована в Баррикадную. На углу с проспектом Карла Маркса в советское время в 1977 г. поместили массивный барельеф с изображением восставшего рабочего и памятной надписью. В девяностые годы он на какое-то время исчез, а после реконструкции здания (памятника архитектуры конца ХІХ века) водружен на прежнее место, правда, заслонен от Проспекта декоративным навесом. Мирно проводящие время посетители заведения «Репортер», скорей всего, удивятся, узнав, что сто лет назад здесь проходил «передний край» обороны восставших.

 

Вести о событиях дня 11 октября вызвали гнев среди рабочих и железнодорожных служащих Екатеринослава. Последовала немедленная реакция. Цитируемая нами газета сообщает: «В то же время происходила в управлении сходка служащих железной дороги, после которой они в количестве 500 человек мирно двинулись по Военной улице [проспект Пушкина] к месту избиения детей; постановили песен не петь, выстрелов не давать и знамен не выбрасывать. Тем не менее налетели казаки и без предупреждения дали три залпа. Опять много убитых и раненых. Между прочим, убиты инженер-технолог Кириллов и инженер путей сообщения Майковский». Всего было убито 11 человек, около 20 человек ранено.

В тот же день началось сооружение рабочих баррикад на Павловской улице, на Первой, Второй, Третьей и Четвертой Чечелевках. Всего было построено шесть баррикад, самая большая на углу Орловской и Первой Чечелевки.

Не лишним будет процитировать рапорт пристава 6 части г. Екатеринослава начальнику городского жандармского управления о событиях 11 октября:

«…доношу со слов господ офицеров, главным образом. 11 октября около 7 часов утра у завода бывш. Эзау, а главным образом, на углу 1-й и 2-й Чечелевки стала собираться толпа, в последнем месте толпа приблизительно достигла до 5000 человек. Около 10 часов утра следовавший в Екатеринослав поезд с полусотней казаков был остановлен, несколько человек вскочило на паровоз, отвинтило какие-то гайки, выпустило пар и воду. Казаки высадились на пути железной дороги и ушли в город окружным путем через Брянскую колонию, следуя за городскими бойнями. Толпа, стоящая на углу Чечелевки и Брянской площади [ныне на месте площади Дворец культуры им. Ильича], увеличивалась, наконец, стала ломать и рубить телеграфные столбы, телефонные и трамвайные, вновь строящегося городского трамвая, рвать со столбов проволоку, отняли у рабочих вновь строящегося трамвая тачки и стали против дома Копылова строить баррикады, вывесили 3 красных флага.
Около 3 часов дня шли роты Бердянского полка по 1-й Чечелевке, в них были брошены 2 бомбы, и из-за заборов, из окон производилась стрельба из револьверов; войска отвечали залпами и одиночной стрельбой, продолжавшейся до вечера. В результате убитых нижних чинов — 1, раненых — 23, казаков ранено — 6, бунтовщиков убито — 8, ранено — 4, все находятся в Брянской больнице и при покойницкой Брянской больницы. Заводы стоят…
Прошу распоряжения о разрешении похоронить убитых, ибо собираются около часовни толпы, которые могут произвести беспорядок».

Григорий Иванович Петровский вспоминал: «Я видел, как из квартир выбегали жены рабочих, выворачивали камни из бульвара, копали траншеи, делали проволочные заграждения. Они работали с таким энтузиазмом, что трудно передать словами». В сражении на Брянской площади погибли и умерли от ран 22 человека, очень многие были ранены.

В сообщении газеты «Новая жизнь» говорилось: «Рабочие…, будучи отрезаны от города, окопались на Чечелевке и на Брянском заводе и построили баррикады. Taм велась настоящая война — с волчьими ямами и фугасами и проволочными заграждениями; бросили из окопов несколько бомб в казаков и солдат. Город оставался фактически на военном положении до 18 октября, когда был получен манифест». Под Манифестом имеется в виду Манифест царя Николая ІІ от 17 октября 1905 г., который вводил свободу прессы и собраний, декларировал намерение созвать предпарламент — Государственную Думу и др. Однако степень поляризации в российском обществе была такова, что издание Манифеста уже не могло остановить ход революционных событий. В действительности в Екатеринославе забастовки продолжались до 25 октября. В.И. Ленин в статье «Всероссийская политическая стачка» писал: «В Екатеринославе строятся баррикады и льется кровь». Похороны рабочих превратились в грозную политическую демонстрацию, в которой приняли участие до 40 тысяч человек.

В октябрьские дни, в процессе нового подъема революционного движения, рабочие Екатеринослава, вслед за рабочими центральной России, создали новую революционную организацию — Совет рабочих депутатов. Это был один из первых Советов на Украине. «Советы не выдуманы какой-нибудь партией… Они вызваны к жизни самой революцией 1905 г.» — писал В.И. Ленин.

Еще в январе 1905 г. на заводах проходили выборы делегатов и выборных от рабочих, уполномоченных для переговоров с администрацией во время стачек. 17 октября на общегородском собрании рабочих депутатов был избран Совет. Г.И. Петровский писал: «В те бурные дни в Екатеринославе возник Совет рабочих. Он был создан по инициативе Екатеринославского комитета большинства, и в его практической работе принимали участие рабочие разных заводов».

Один депутат в Совет избирался от 100 рабочих, всего было избрано 400 депутатов, в том числе 100 — от Брянского завода. Был избран Исполнительный комитет из 7 человек, в состав которого вошли несколько большевиков: Г.И. Петровский, Иван Калинович Шевченко, Иван Игнатович Меренков и другие. Председателем Совета был избран Бассовский, секретарем Г.И. Петровский. Заседал Совет в столовой железопрокатного (ныне сортопрокатного) цеха Брянки. Большевик И. Меренков вспоминал: «В Совет шли рабочие со всякими своими нуждами, за разъяснением и поддержкой. Приходилось заниматься всякими вопросами: от общеклассовых задач до мелкого семейного конфликта, и нередко можно было видеть Г.И. Петровского в железопрокатной столовой в качестве верховного судьи от рабочего парламента».

Рабочие Екатеринослава, руководимые большевиками, шли к вооруженному восстанию. Декабрьское вооруженное восстание 1905 г., охватившее всю страну, началось в Москве в начале декабря 1905 г. политической стачкой.

8 октября на квартире Петровского в Кайдаках было созвано заседание Совета рабочих депутатов, на котором решено было присоединиться к стачке. В тот же день состоялось объединенное заседание комитета РСДРП, исполкома Совета и некоторых других организаций, на котором был создан Боевой Стачечный Комитет (БСК).

8 декабря по гудку Брянского завода остановились все предприятия заводского района. К трем часам дня бастовали рабочие типографий, транспорта, мелких мастерских. К концу дня стачка охватила все районы города. 9 декабря после полудня прекратили работу правительственные учреждения. Функционировал только банк и ломбард. Чечелевка, Кайдаки, Фабрика и район, примыкающий к вокзалу, полностью оказались в руках бастовавших рабочих. Хозяином здесь стал Совет рабочих депутатов и его БСК. Он действовал как автономный орган революционной власти.

Район, контролируемый Советом, вошел в историю как «Чечелевская республика». Она просуществовала с 8 по 22 декабря — всего 14 дней. Но это был первый опыт советской власти в Екатеринославе. В.И. Ленин писал: «Некоторые города России переживали в те дни период местных «маленьких «республик», в которых правительственная власть была смещена, и Совет рабочих депутатов действительно функционировал в качестве новой государственной власти». Во время политической забастовки по решению БСК продолжали работать пекарни, водопровод, больницы, аптеки, железная дорога. Владельцы магазинов были предупреждены, что за произвольное повышение цен на продукты будут сурово наказаны. В городе открылись столовые для рабочих, до конца стачки отменена квартплата. Был взят под охрану вокзал, закрыты все типографии, кроме тех, в которых печатались листовки и печатный орган Совета — «Бюллетень БСК». Это была единственная газета, выходившая в городе. С 11 по 26 декабря было издано 8 номеров общим тиражом 20 тыс. экземпляров. Весь тираж этой революционной рабочей газеты был напечатан подпольно в одной из старейших в Екатеринославе типографий — «печатне» Яковлева. Здание это сохранилось до наших дней — на улице Серова, 7 (издательство «Полиграфист»). О факте печатания «Вестника» в 1905 году напоминает мемориальная доска. Заседания Боевого Стачечного Комитета проходили в доме № 45 по проспекту Калинина, на что также указывает мемориальная доска.

К восставшему Екатеринославу присоединились рабочие и железнодорожники Нижнеднепровска, Александровска, Чаплино, Горловки, Ясиноватой. Бастовал Донбасс.

16 декабря Екатеринослав и прилегающие районы были объявлены на военном положении. Губернатор взывал о помощи, и утром 18 декабря в город вошел 133-й пехотный Симферопольский полк. Днем раньше прибыла 34-я артиллерийская бригада. Губернатор «предложил» забастовщикам сложить оружие.

19 декабря было подавлено вооруженное восстание в Москве. 22 декабря об этом рассказал на экстренном заседании Совета представитель московского комитета РСДРП. После трезвого анализа было решено прекратить политическую стачку в Екатеринославе. Об этом решении было объявлено в последнем выпуске «Бюллетеня БСК» 26 декабря.

До последнего сражалась «Чечелевская республика», против которой власти двинули военные силы. С 22 по 28 декабря все силы восставших сосредоточились на крохотном пятачке: Чечелевка — Брянская площадь — Колония — Брянский завод.

Гражданами и защитниками «Чечелевской республики» были в основном брянские рабочие. В состав БСК вошли Г. Петровский, И. Захаренко, И. Меренков. На Брянском заводе хранился весь арсенал «Чечелевской республики», а в столовой сортопрокатного цеха заседал Совет рабочих депутатов.

Само возникновение Брянской площади было следствием непримиримой «классовой вражды». Здесь пролег рубеж между пролетарской Чечелевкой и Брянской колонией, местожительством заводской администрации и иностранных инженеров, старших служащих Брянской конторы. Размеры этой «ничейной полосы» установили городские власти, определив западным рубежом чечелевских улочек маленькую Орловскую. Так возник огромный пустырь, и единственным зданием здесь были печально известные казармы купца-миллионера Мины Копылова, где вповалку спали рабочие, положив под голову собственное тряпье. Но однажды ночью «копыловский дворец» сгорел. Потом посадили в южной части площади деревца, скверик назвали по-московски — Сокольники. Интересный эпизод — на дощатой эстраде Сокольников в 1905 г. силами рабочих была показана пьеса Гауптмана «Ткачи» — первая в мировой драматургии пьеса, где главный герой — рабочие, борющиеся за свои права.

Много хлопот доставляло это место городовым 6-й полицейской части, помещавшейся неподалеку от проходных ворот Брянского завода. В начале века на площади часто собирались «летучие митинги» — особая форма рабочих собраний. Оповещенная заранее, собиралась к точно назначенному часу надежная аудитория, расставляли дозорных. Оратор большевик успевал за десять минут изложить все главное, каждое слово било в цель. И пока успеют разузнать о митинге городовые, — все кончено, некого хватать.

Выступая на одном из таких митингов, любимец рабочих, модельщик с Брянки Андрей Булыгин сказал, обращаясь к своим товарищам: «Пусть каждый из нас принесет сюда по камню, и мы построим светлый дворец, достойный нас и нашего будущего». Уверенность в «светлом будущем» стала своеобразным спасительным лекарством среди безысходности условий жизни рабочих имперской России. По иронии судьбы на месте, где говорил с рабочими Булыгин, советская власть построила один из «храмов» светлого будущего — Дворец культуры металлургов им. Ильича.

В октябре 1905 г. противники поменялись местами. Стороной обходили городовые мятежную площадь. И вот последний день — 28 декабря. Но екатеринославский пролетариат не собирался складывать оружие. Нa последнем заседании екатеринославского Совета рабочих депутатов один из его членов сказал: «Мы не отступаем, мы кладем орудие в ножны и ждем сигнала, когда совместно со всей Россией снова вступим в борьбу».

Из «искры» 1905 г. разгорелось «пламя» 1917 года.


Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Популярное

Top